Поиск по сайту

Муниципальное образование «Нукутский район»

Район в лицах

Хареты Васильева помидоры.jpg

Терпение, труд и никакой химии

Семья  харетских огородников уже в апреле снимает первые урожаи овощей

   В одном из магазинов райцентра слышу разговор стоявших в очереди двух женщин:

 - Соседка, ты где такие помидоры купила? – спрашивает одна из них, указывая на авоську с овощами.

 - Здесь, на улице, - отвечает вторая. – Женщина из Харёт торгует. Я уже не в первый раз беру. Очень вкусные. Да и не дорогие.     

 - Дай-ка, гляну, - женщина достаёт огромные помидорины и внимательно разглядывает. – С огорода, говоришь? Неужто такие в огороде можно вырастить? Пойду, посмотрю.

  Мне тоже захотелось купить килограмм-другой спелых, больших, а главное, домашних помидоров, но когда я вышла из магазина, уличная лавка с овощами уже пустовала – продавцы уехали. Позже, посетив Харёты, я поинтересовалась у местных жителей, кто из односельчан продаёт помидоры. Мне сказали, что такие  помидоры могут быть только у Виталия и Лидии Васильевых. К ним я и направилась.

  У калитки сотрудников редакции встретила хозяйка дома. После долгих уговоров она всё же соглашается побеседовать с нами и показать свой огород.

 - С чего это вдруг вы заинтересовались именно моими овощами? – смущённо спрашивает Лидия. – Наша деревня и без меня огородницами славится.

Мы прошли в ограду, утопающую в цветах. По обе стороны тротуара в клумбах яркими красками распустившиеся цветы.

 - Скоро 1 сентября, - говорит Лидия, - для местной ребятни цветы и выращиваю, пусть учителям дарят. Свои дети уже давно школу окончили. Накануне Дня знаний ребятишки прибегают, я им букеты  формирую. Красиво, когда школьники с цветами по улице идут.

  Мы вошли в огород. Почему-то я представляла его огромным. Но он оказался совсем небольшим – на нескольких аккуратных грядках росли огурцы, перцы, капуста, различная зелень… А среди них – гордость огородного хозяйства – теплица с гигантскими помидорами.

 - Сначала теплица небольшой была, - рассказывает Лидия, - потом мы с супругом решили её увеличить до пятидесяти квадратных метров и высотой около двух с половиной метров.

  Женщина открыла дверцу, и мы вошли в теплицу. В нос тут же ударил  пряный запах томата листьев. На толстых стеблях и ветках тяжёлыми гроздьями свисали крупные помидоры – зелёные, чуть тронутые румянцем и красные, налившиеся, готовые к употреблению. 

  Меня мучил один вопрос: как на клочке земли можно выращивать и собирать огромный урожай вкусных овощей?

 - Терпение, труд и никакой химии, - выдала рецепт Лидия Васильева. – Раньше я работала в Васильевской школе учителем начальных классов. А муж трудился в совхозе зоотехником. Когда в девяностые годы остались без работы, решили хозяйством заняться –  надо было кормить семью.  Мы и раньше огородом занимались, но только ничего с него не продавали – всё выращенное, как говорится, на стол шло. Подумали-подумали да и решили все силы в землю вложить. Съездили к знакомым китайцам в Черемхово, чтобы опыт перенять, но когда увидели, чем они овощи поливают, от такого опыта наотрез отказались – сплошная химия. Они ведь даже землю практически не используют – в маленьких горшочках гигантские кусты помидоров и огурцов сидят, почти что деревья. Земли в горшках с ноготь, а химии – с локоть! Нет, нам таких овощей и даром не надо.

  Позже Васильевы открыли свой магазин. Но там овощи они не продают: ездят в Новонукутский, Залари, Черемхово и на местные рынки.  

  Женщина проходит между рядами, бережно подправляет кусты. Когда она берёт в руки помидорины и называет сорт, глаза её светятся – видно, с какой любовью выращивается каждый кустик. 

- А сколько килограммов в среднем выходит, когда снимается урожай? – спросила я.

 - А кто ж считал? – улыбается Лидия. – У нас почти круглый год урожай снимается. Мы ведь уже в апреле свежие огурцы и помидоры начинаем есть, а заканчиваем глубокой осенью. Видите, из теплицы труба торчит? Это мы с Виталием печку в теплице установили, чтобы весной и осенью температуру поддерживать и воду для поливки греть. А вода у нас своя – из скважины.

 - И всё-таки, какие-нибудь удобрения вы, наверное, используете?

 - Только природные – коровяк, древесную золу. Даже замоченный в воде сорняк и тот,  как добавка для овощей прекрасно подходит. Главное, чтобы всё было натуральное и полезное.

  На прощанье Лидия угостила нас помидорами. Овощи оказались очень вкусными и навеяли былые времена, когда купленные на рынке овощи не вызывали сомнений и опасений, а наоборот, поднимали аппетит, повышали настроение и проносили организму только пользу.

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября».

Фото автора.  

Кудряшова.JPGМама – токарь. Что ж такого!

Железных дел мастерица может заменить десять инженеров

  Людмилу Дмитриевну Кудряшову я знаю со времён своей школьной поры – она мама моего одноклассника. Помню, как-то спрашиваем Юрку, кем его мама работает. А он так скромно отвечает: «Токарем». Надо же, подумали, женщина – токарь!

  С тех пор прошло около четырнадцати лет. Людмила Дмитриевна всё такая же спокойная, улыбчивая, и в глазах такой же огонёк, как много лет назад. Сегодня она работает инструментальщиком в ЗАО «Нукутский гипсовый карьер». Работа её связана с выдачей и ремонтом различных инструментов, таких как ключи (начиная от рожковых и накидных и заканчивая торцовыми и разводными), домкраты, наборы головок, фрезы и много чего другого.

  Недавно я побывала у Людмилы Дмитриевны на работе. В огромном помещении стоит несколько токарных станков, на которых мужчины точат детали. Металлическая стружка, извиваясь тонкой змейкой, сползает на пол, и через какое-то время кусок железа в руках умелого мастера превращается в нужную деталь. Вывеска на двери с надписью «Инструментальная» говорит, что именно за этой дверью и находится инструментальщик. Вхожу. В небольшой комнате на нескольких полках – куча всяких, непонятных мне железок. Людмила Дмитриевна показывает мне инструменты, объясняет, со знанием дела, как их изготавливают, где применяют.

 - Профессия токаря – интересная, но сложная, и много требует от человека, - говорит она, - ошибись токарь на доли миллиметра, и брак обеспечен. Но мне «железное дело» по душе. Без него я себя не представляю.    

  Интересно откуда такая тяга, я бы даже сказала любовь к металлу, к токарному ремеслу? А любовь эта родилась в далёком прошлом, и не менее далёком городе Ирбите Свердловской области, откуда родом и героиня моего повествования.

  После окончания школы, перед выпускницей Людой, как и перед многими её сверстниками, встал вопрос выбора профессии. Выбирать долго не пришлось. Мама, одна растившая двоих детей, сказала дочери: «Пойдёшь учиться на токаря. Профессия хорошая и нужная». И Людмила, долго не думая, поступила в СПТУ №75, после окончания которого стала токарем и устроилась на Ирбитский мотоциклетный завод, выпускавший тогда знаменитые мотоциклы «Урал». Да-да, «электронных тонн глотатель», не удивляйся, именно из-под рук нашей героини в течение трёх лет выходили «Уралы» - короли советского мотопрома. Те времена Людмила Дмитриевна вспоминает с особой теплотой.

 - Помню, как один старый токарь сказал, - говорит она, - что у нас даже отходы производства красивы – взгляните на стружку!

  После работы на заводе Людмила уехала в Ангарск. В сибирский город, рождённый Победой, сестру позвал брат Александр, который уже работал там слесарем-водителем. Побыв недолго в Ангарске, девушка отправилась в Волгоград, где окончила техникум микробиологии. Затем вновь вернулась в Ангарск, где к тому времени началось строительство белково-витаминного завода.

 - По окончании строительства завода, - вспоминает Людмила Дмитриевна, - я должна была устроиться туда микробиологом. Но пока стройка шла, многих по распределению отправили на Украину. Мы тогда с подружкой отказались от поездки и решили поехать на уборку урожая в неизвестную нам деревню Харёты. С тех пор я и осталась на земле нукутской, к которой приросла душой.  

  В харётском совхозе Людмила Дмитриевна проработала токарем четырнадцать лет. Затем четыре года токарного дела было отдано нукутскому совхозу. Позже – работа в ЗАО «Нукутский гипсовый карьер»: три года – токарем, три – инструментальщиком.    

 - Многие думают, что токарное ремесло – чисто мужское, - говорит Людмила Дмитриевна, раскладывая инструменты, - но раньше женщин-токарей было немало. В деревне женщина-токарь – редкость, а в городе, на заводе – обычное дело. Но если говорить о профессии в целом, то сегодня токарь – дефицитная профессия. Не то, что женщин, но и мужчин с такой профессией трудно найти.    

  - А профессионала тем более, - добавила я и вспомнила, как в одном отечественном фильме директор какого-то завода сказал, что «за толкового токаря – десять инженеров отдать можно!».  

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября», Нукутский район.

Фото Михаила Матханова.        
Просьба – не болеть!

Пешкова З.Н. фельдшер Нукуты.jpg

 Пятница. Рабочий день подходит к концу. Но в Нукутском фельдшерско-акушерском пункте работа кипит. Фельдшер Зоя Николаевна Пешкова ведёт приём пациентов. Я сижу на скамейке в коридоре со своими малышами, и мы ждём своей очереди. Дети, устав сидеть, устраивают беготню по коридору. За дверью слышится строгий голос Зои Николаевны.

 - Лежи спокойно, не двигайся, - сказала фельдшер, - я сейчас в процедурку схожу – там меня тоже пациент ждёт. Укол надо сделать.

  Двери открылись, и из кабинета вышла женщина в белом халате и высоком бирюзовом колпаке.  Как же идёт ей медицинская униформа! Она будто подчёркивает её строгое и красивое лицо, и такие же строгие и выразительные глаза.

 - А вы к нам на прививку? – спросила фельдшер, увидев нас, и тут же сама ответила, - нет, вообще-то у вас прививка позже должна быть. Неужели заболели?

 - Нет, - улыбаюсь я, - мы к вам по работе.

 - Ну, тогда подождите немного, я пока занята, - сказала Зоя Николаевна и как-то по-матерински добавила, - вы в приемный покой зашли бы, а то, не дай Бог, продует, здесь ведь двери постоянно открываются…

  Через несколько минут ожидания в приёмном покое Зоя Николаевна пригласила нас в кабинет, где находился пациент, которому была поставлена система. Мои мальчишки с интересом смотрели на капельницу и уже как-то притихли (видимо, подумав, что им сейчас такую же поставят). После долгих моих уговоров поведать о своей жизни Зоя Николаевна начала свой рассказ.

 - Родом я из города Борзя, что в Читинской области, - сказала она. – В школу ходила самую обычную – среднюю. После окончания школы решила поступить в медицинское училище. Вернее не я сама решила, а родители мои. Я и не спорила. Раз родители сказали, значит так и надо. К тому же медицина мне нравилась, да и тётка моя врачом работала.

  Несмотря на то, что в Борзе было медучилище, тогда ещё совсем юную Зою отправили в Иркутск, к родственникам отца. В восточносибирской столице Зоя и получила медицинское образование – стала фельдшером. После училища в конце шестидесятых устроилась акушеркой в Иркутскую женскую консультацию и роддом.

 - Это были первые годы моей работы, - вспоминает Зоя Николаевна, - всё было для меня ново, всё интересно. Тогда я и постигла азы медицины.

  Во время работы в областном центре Зоя Николаевна познакомилась со своим будущим супругом, с которым в конце семидесятых уехала на его родину – в Нукутский район.

 - Так я и оказалась здесь, - говорит Зоя Николаевна. – Какое-то время работала в районе, затем уехала в Братск. В Братском ФАПе проработала девять лет. Потом вновь вернулась в Нукуты, которые уже стали для меня родными.

   Зоя Николаевна рассказывая о своих фельдшерских буднях, не забывает следить за капельницей.

 - Ну как себя чувствуешь? Нормально? – с заботой спрашивает она пациента. – Потерпи ещё немного, сейчас это прокапаем и я тебя отпущу.    

  Вот так каждый день в течение сорока с лишним лет: приёмы, процедуры, записи, беготня по деревне, снова приёмы... И, несмотря на прожитое в этих суматошных медицинских буднях время, память хранит случаи, когда пришлось в кабине КРАЗа принимать тяжёлые роды, которые, несмотря на обвитие пуповиной малыша, завершились благополучно, когда пришлось виртуозно, словно пластическому хирургу, зашивать разорванный собакой нос пришедшему в медпункт мужчине и который отказывался идти к врачу, так как доверял только этому фельдшеру…

 - Чего только не было за годы моей работы, - говорит Зоя Николаевна, - всего и не перечислить. Помню даже одну смешную историю. Вызов: в одной семье дед без сознания лежит. Прихожу, осматриваю. Он в сознание так и не приходит. Думаю, не жилец. Он ведь болел тогда сильно, да и старый был. Ухожу. Через какое-то время возвращаюсь туда уже с санитаркой. Идём по дороге, значит, с полной уверенностью, что дед уже умер, ещё и смотрим – ворота открыты уже или нет. Заходим в дом, а дед наш на полу сидит и руками по полу шарит, чего мы совсем не ожидали. Спрашиваю, что это он делает. А он в ответ: «Да курить ищу…». Мы потом долго вспоминали этот случай со смехом. А после этого дед ещё два года прожил.

  Зоя Николаевна вновь подошла к больному, спросила о самочувствии, сделала кое-какие записи. Глядя на неё, я вдруг вспомнила повесть Михаила Булгакова «Записки юного врача», герои которой – врач, фельдшер и две акушерки – не видят «целыми месяцами никого, кроме сотен больных». И Зоя Николаевна Пешкова, и другие такие же опытные фельдшеры, и пришедшие на их смену молодые медики, все они будут нужны человеку до тех пор, пока он живёт, болеет, выздоравливает, и снова болеет…

  Рабочий день нукутского фельдшера давно уже закончился, но она не торопилась домой – нужно было заполнить медицинские журналы.

 - Не забудьте, что скоро у вас прививка, - сказала она на прощанье, - и просьба: не болейте!

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября», Нукутский район.

Фото автора.

Главный доктор на селе

ФАП.jpg

  Наверное, каждому из нас приходиться болеть, и мы, кто с высокой температурой, кто с кашлем, в общем, кто с чем, первым делом идём за помощью в фельдшерский пункт. Там главный сельский доктор и советом поможет, и делом. Об одном таком фельдшере сегодня и пойдёт речь.

  Утро. В Бурятско-Мельхитуйском фельдшерско-акушерском пункте идёт приём. Женщина в белом халате внимательно осматривает полуторагодовалого малыша, даёт маме необходимые рекомендации. Лицо фельдшера строго, но во взгляде читаются доброта и спокойствие.

 - Обязательно выполните все назначения, - сказала фельдшер, - и не забудьте про следующую прививку.

 - Конечно, Сагида Агдамовна, - ответила мама и, подхватив весёлого карапуза на руки, вышла из приёмного покоя.

 - А нас не осмотрите, - заглянув в кабинет, спросили мы, корреспонденты районки.

 - Отчего ж не осмотреть, осмотрю, - женщина широко улыбнулась, увидев в наших руках блокнот и фотоаппарат и, видимо, поняла, что у неё хотят взять интервью.

  В нашей беседе Сагида Агдамовна Рахманкулова рассказала о семье и о работе, о заботах и радостях, в общем, о своей жизни. А жизнь у этого сельского врача, надо сказать, насыщенная. Может быть, кому-то будни фельдшера и кажутся скучными, но случаи из жизни Сагиды Агдамовны говорят об обратном – настолько они интересны. 

  Сагида Агдамовна родилась в Бурятском Мельхитуе в семье Агдама Нуриевича и Рашиды Юсуповны Аскаровых. Её родители были переселенцами из Казани. Свою жизнь в Казани они практически не помнили: их перевезли в Сибирь в 1936 году в четырёхлетнем возрасте, и небольшая деревушка под названием Бурятский Мельхитуй стала для них вторым домом. У Аскаровых родилось семеро детей – две дочери и пятеро сыновей. Чтобы прокормить большую семью, родители, не покладая рук трудились в совхозе «Памяти Ербанова».

  Юная Сагида, окончив Закулейскую школу, поехала в Иркутск, чтобы воплотить в жизнь свою давнюю мечту – поступить в медицинский институт. Но, не добрав всего несколько баллов, ей пришлось вернуться домой. В родной деревне Сагида не стала сидеть без дела – устроилась в совхоз. Проработав там два года, она уехала в Усть-Орду и поступила в медицинское училище, по окончании которого получила специальность фельдшера. В окружном центре она встретила свою судьбу и на четвёртом курсе училища вышла замуж за Равиля Рахманкулова, который учился в Усть-Орде на курсах водителя. Молодая семья Рахманкуловых решила строить свою жизнь в Бурятском Мельхитуе.

 - Как только мы приехали в деревню, а это был семьдесят восьмой год, - вспоминает Сагида Агдамовна, - я устроилась работать в местный медпункт. Раньше он находился в маленьком деревянном домике, что на улице Дружбы. Позже совхоз построил новое здание специально для фельдшерско-акушерского пункта. Мы сейчас в нём и находимся – просторные приёмный покой, процедурный и прививочный кабинеты, зал ожидания. А через стенку с медпунктом находится квартира, в которой и живёт моя семья.

  Мы беседовали около двух часов, и от мельхитуйского фельдшера я услышала несколько интересных историй.

  Однажды Сагиде Агдамовне пришлось самостоятельно принимать роды у одной женщины (такие случаи потом в жизни медработника будут нередкими). Роды у этой женщины должны были вот-вот начаться, и её муж попросил супругов Рахманкуловых срочно отвезти их в районную больницу. Надо сказать, что Равиль Романович никогда не отказывал супруге в просьбе отвезти пациентов в райцентр и всегда выполнял функцию скорой помощи. Водитель, фельдшер и будущие родители сели в автомобиль и помчались в Новонукутский. По дороге в райцентр женщине стало плохо, и они остановились, чтобы фельдшер смогла осмотреть её. Мимо них в сторону Новонукутского проезжала молоковозка, и Сагида Агдамовна попросила водителя молоковозки заехать в больницу и передать, чтобы к ним направили бригаду скорой помощи – ведь ещё немного и на свет появится ребёнок. «Надо было бы с роженицей в моловозку пересесть!», - с отчаянием произнесла Сагида Агдамовна, ведь, как выяснилось, заглох мотор их машины. К этой неприятности добавилась и внезапно начавшаяся буря. Машина никак не хотела заводиться, а июньский ветер тем временем разносил дорожную пыль с двойной силой. Безуспешно покопавшись в автомобиле, мужчины развернули её в сторону деревни и стали толкать: раз  не суждено добраться до больницы, так пусть уж ребёнок родиться дома, а не в дороге. Однако у роженицы на сей счёт были другие планы. Слава Богу, малыш родился крепким и здоровым, и его вместе со счастливой родительницей фельдшер Рахманкулова передала подоспевшим к тому времени работникам скорой помощи.

 - Когда младенец родился, нужно было пуповину перерезать и перевязать, - рассказывает Сагида Агдамовна, - а у нас, как на зло, ни ножа, ни ножниц, ни одного острого предмета не было. Что делать? Нашла стеклянную бутылку, их около барисы вдоволь, разбила, обработала медицинским спиртом…

  Таких случаев в жизни Сагиды Агдамовны было немало. Ей приходилось быть и акушеркой, и хирургом, ведь фельдшеру необходимо иметь навыки и медсестры, и врача. И именно поэтому Сагида Агдамовна постоянно пополняет домашнюю библиотеку разнообразной современной медицинской литературой.

 - Всякое встречалось в моей жизни, - говорит она, подправляя висящий на груди фонендоскоп, - всего и не перечислишь. Но, главное, я нисколько не перестала любить свою работу и нисколько не жалею о сделанном мною выборе. Конечно, работа не из лёгких, приходиться и в отпуске работать, и выходные, и в ночь, но у меня есть надёжная опора – мой муж. Не знаю, чтобы я делала без его поддержки.    

  За всю совместную жизнь она ни разу не услышала от супруга упрёка за то, что постоянно задерживается на работе, за то, что большую часть времени посвящает больным. Кроме того, Равиль Романович помогает ей в работе – где на собственной машине отвезёт больных в райцентр, где в медпункте гвоздь забьёт. Кстати, недавно в ФАПе было лицензирование, к которому готовились, как говориться, всем миром – жители села собирали деньги на ремонт, сами проводили ремонтные работы. Им Сагида Агдамовна благодарна, как и благодарна 83-лентей пенсионерке Феодосие Михайловне Онгоевой, которая на протяжении нескольких лет предоставляла фельдшеру стационарный телефон. В медпункте трудится санитарка Анжела Владимировна Ахматчина, о которой Сагида Агдамовна отзывается с теплотой.

 - Годы идут, а я никак не могу найти себе замену, - сетует Сагида Агдамовна, - к сожалению, на фельдшера никто не идёт учиться. Большинство девушек поступает на сестринское дело…    

  После нашего разговора фельдшер погрузилась в работу, ставшую за тридцать с лишним лет родной. Лицо её в этот момент сделалось сосредоточенным, взгляд посерьёзнел: она готовила пробирки для сдачи анализов, делала записи в тетрадях.

 - Не устали? – спросила я.

 - В нашем деле нельзя уставать, - ответила мне женщина в белом халате…

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября», Нукутский район.

Фото Михаила Матханова.

Прорвёмся, опера!

Зурбанов.jpg

  Жёсткий, замкнутый, чопорный, не имеющий право на отдых… Именно так большинство представляет начальника уголовного розыска. Не секрет, что такой стереотип прочно засел в сознании обычных граждан. Таким чаще всего и предстаёт перед нами начальник угро и на телеэкране, и на страницах любимых бестселлеров. Но герой моего повествования отличается от таких киногероев. Да, он требовательный, бескомпромиссный. Но с такими качествами, присущими настоящему начальнику угро, уживаются доброта и внимательность, способность сострадать и сопереживать. И всё это сочетание – добродушие, весёлый характер, живость ума, строгость, а порой и некоторая суровость – рисует образ настоящего сыщика…

  Простой деревенский мальчишка с редким именем Роберт нечем не отличался от своих сверстников: ходил в обычную школу, жил в самой обыкновенной семье Иринчея и Валентины Зурбановых в селе Заходы.

  После окончания Новоленинской средней школы в 1990 году Роберт пошёл в армию. Два года в Хабаровске, военно-воздушных войсках, пролетели быстро. Вернувшись в родной район, молодой парень делает для себя выбор – идёт служить в милицию в изолятор временного содержания. Через два года его переводят в уголовный розыск. Ответственного, трудолюбивого сотрудника приметил тогдашний начальник угро Александр Голышев, который возглавлял службу десять лет.

  Азы службы 24-летний Роберт начал постигать в сержантской должности. Возможность доказать, что желание работать в розыске осознанное, сержант Зурбанов получил уже через несколько недель после своего назначения. В дежурную часть Нукутского РОВД поступил сигнал о том, что в селе Первомайское произошла кража – в одном из магазинов украли продукты. Прибыв на место происшествия, Роберт, первым делом, осмотрел территории вокруг близлежащих домов. Встретив на улице проходившую мимо старушку, Роберт спросил, заметила ли она что-нибудь подозрительное. Та ответила, что трое подростков, как только увидели милицейскую машину, спрятались за забором. Милиционер потихоньку подкрался к забору, залез на него и увидел мальчишек, которые прятались в картофельной ботве. Пацаны, заметив сотрудника милиции, дали дёру, но одного из них удалось удержать. Он-то и сдал остальных…

  Это было первое раскрытое преступление опера Зурбанова, о котором он вспоминает с улыбкой. Казалось бы ничего сложного нет: пришёл, спросил, раскрыл… Но «лёгкие» (если их можно так назвать) раскрытия бывают редко. Оперуполномоченным порой приходиться часами, а то и сутками сидеть в засаде, несмотря на холод, слякоть или зной, день или ночь. Так было и в девяностые, когда кражи скота стали одним из распространённых видов преступлений в сельской местности. Не проходило и дня, как в «дежурку» поступали заявления о пропаже крупного рогатого скота, коней, овец… К такому ритму оперативники уже привыкли.

 - Тот период был тогда пиком краж КРС, - вспоминает Роберт Иринчеевич, - воровали и местные, и приезжие. Однажды мы задержали группу лиц, которые украли около сорока голов овец и пять голов КРС. Но, главное, поразил не масштаб украденного, а люди совершившие преступление. Это были сотрудники милиции одного из городских отделов, так называемые оборотни в погонах.

 - В те лихие девяностые на территории района орудовала банда Гуляева, -продолжает начальник РОВД Виктор Атутов, который в то время тоже работал опером. – Гуляев – это подполковник милиции. В составе его банды были сотрудники правоохранительных органов от простого рядового до майора. В наш район «гуляевцы» приезжали как на охоту. Их удалось задержать после того, как провели экспертизу: изъятая из головы убитого и брошенного ими животного пуля говорила о том, что стреляли из табельного оружия. Сделали запрос, установили лица, причастные к совершению преступления…

  В память Зурбанова врезалось ещё одно преступление, которое было в числе его первых раскрытых. На этот раз оно связано с убийством.

  Весной девяносто пятого на берегу Братского водохранилища был обнаружен труп чабана, которого зарубили топором. Как потом выяснилось – из-за мешка дроблёнки. На место происшествия выехала вся опергруппа под руководством начальника угро Александра Голышева и прокурора района Елены Збышевской. Оперативники не нашли на месте происшествия ни одной зацепки, кроме следов мотоцикла.

 - В ходе следствия выяснилось, что к одному из жителей Харёт как-то приезжали рыбаки на мотоцикле из Зиминского района, - рассказывает Роберт Иринчеевич. – Кто преступник, где он проживает, нам удалось выяснить через паспортный стол: мы сделали несколько фотографий мужчин примерно одинакового возраста. Впоследствии житель Харёт и опознал подозреваемого.

  Нукутским операм, прибывшим по адресу, где проживал убийца, двери открыла женщина. Она с порога выпалила: «Мой сын никого не убивал!». Но, тридцатилетний зиминец в ходе допроса во всём признался.

  Важную роль в раскрытии этого преступления сыграл случай. Исполняющий обязанности участкового Александр Кутлев (сегодня он оперативный дежурный), осматривая свой участок на территории МО «Харёты» встретился с чабанами, которые накануне помогли застрявшему на мотоцикле преступнику выбраться из речки. Они рассказали, что тот передал привет какому-то Васе из Харёт. Кутлев быстро сообразил, кому был передан привет. Это и стало главной зацепкой. В общем, тот «привет» и подвёл убийцу.

  Роберт Иринчеевич говорит, что на раскрытие этого преступления ушло около месяца. Сотрудники уголовного розыска работали и днём, и ночью, без выходных. Но затраченные силы и энергия принесли, и всегда будут приносить результат.

 На сегодняшний день Роберт Зурбанов возглавляет отдел криминальной милиции ОВД по Аларскому району. На его место пришёл новый сотрудник – Николай Оширов, который долгое время работал в отделе по борьбе с организованной преступностью Усть-Ордынского РОВД.    

  Сотрудник уголовного розыска – одна из наиболее почётных и легендарных милицейских, а ныне полицейских, профессий. Каждодневный, нелёгкий, полный опасностей труд нескольких поколений сыщиков сформировал образ мужественного, решительного, грамотного профессионала, распутывающего самые сложные преступления. В летопись будней уголовного розыска вписали свои имена работники милиции Нукутского района: Александр Голышев, Юрий Хойлов, Виталий Дамбуев, Родион Зурбанов, Александр Аржиков, Александр Жербаков, Игорь Бажеев, Вадим Хортиков, Анатолий Садаев, Виктор Атутов… Сегодня опыт ветеранов перенимают оперуполномоченные сотрудники Нукутского ОВД Сергей Андреев, Семён Батуев, Дмитрий Тюхтин, Алексей Изыкенов, которым ещё предстоит в полной мере использовать опыт старших товарищей.

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября», Нукутский район.

Фото Михаила Матханова.

По горячим следам

барташкин гриша.jpg

  Главное звено в борьбе с правонарушениями – это отделы внутренних дел, сотрудники которых осуществляют всю повседневную, кропотливую работу по предупреждению и раскрытию преступлений. Мой рассказ об одном из таких сотрудников, эксперте-криминалисте Григории Барташкине, с участием которого было раскрыто не одно преступление.

  После службы в ракетных войсках Григорий в 2002 году пришёл работать техником-криминалистом в ОВД Нукутского района. Вначале его работа заключалась только в фиксации места происшествия (фото- и видеосъёмка), получении образцов и собирании вещественных доказательств с места происшествия. Работа хоть и интересная, но самому раскрывать преступления было нельзя, так как не было специальных допусков. Все собранные им доказательства отправлялись на экспертизу в город.

  В 2005 году Григорий, заочно окончив Иркутский технологический техникум, получил специальность юриста-правоведа. Через некоторое время уехал в Пятигорск на курсы повышения квалификации. Там он получил допуск на право самостоятельного производства дактилоскопических экспертиз и экспертиз холодного и метательного оружия. В этом же центре проводятся такие экспертизы, как установление отцовства или материнства. Туда отправляется и биологическая экспертиза. Кстати, службе Иркутского ЭКЦ уже более девяноста лет, на протяжении которых совершенствовалась работа криминалистов, вводились различные новшества в области исследований вещественных доказательств.

  Получив специальные допуски, нукутский эксперт-криминалист раскрыл множество преступлений. Вот Григорий на очередном выезде. Внимательно осматривает место происшествия. Словно Шерлок Холмс, смотря через большую лупу, ищет следы, которые оставил преступник. Профессиональный взгляд эксперта сразу же замечает детали, которые впоследствии могут пригодиться в расследовании. Следы обуви, колёс автомобиля он фотографирует. С места, где «наследил» преступник, снимает отпечатки пальцев. Уже в кабинете, прищурив глаз, сравнивает их с «пальчиками» подозреваемого. Как ему удаётся не запутаться в сложности папиллярных узоров? Ответ один: профессионал он и есть профессионал. Затем Григорий тщательно исследует под микроскопом мелкие детали собранных им и следственной группой улик, анализирует и делает записи в специальном журнале.

  Как и любой другой оперативный работник, Григорий, несмотря на погоду и время суток, должен находиться на месте происшествия, потому что ни один выезд следственно-оперативной группы не обходится без эксперта.

 - Криминалистика развивается динамично, - говорит Григорий, - её общественная значимость растёт, как растёт и актуальность проблемы повышения эффективности борьбы с преступностью.

  Недавно Григорий с помощью «умной» машины АДИС-«Папилон» раскрыл кражу муниципального имущества. Да и вообще преступления, на месте которых нукутский следопыт изымал вещдоки, раскрыты. Местный эксперт говорит, что немало людей, причастных к совершению различных преступлений, установлено по дактилоскопическим учётам.

  Своевременное и полное раскрытие преступлений обеспечивается также хорошо поставленной оперативно-розыскной работой правоохранительных органов, качество которой во многом зависит от умелого использования средств и квалификации оперативных работников и криминалиста.

  Вот что говорит о Григории начальник следственного отделения Ольга Потапова:

 - Уже девять лет Григорий вплотную работает со следственным отделением ОВД Нукутского района. От его умения и навыков фактически зависит ход следствия. Могу сказать, что к работе он относится ответственно, проявляет инициативу. Также он является наставником молодых, неопытных сотрудников.

  С такой характеристикой соглашается и начальник РОВД Виктор Атутов:

 - Видно, что его деятельность приносит хорошие результаты. Свою работу он любит. Действительно, большая честь – заслужить право гордится своей профессией, достойно носить звание сотрудника правоохранительных органов Российской Федерации.

  В данное время Григорий занимается изготовлением специальной вакуумной установки для выявления невидимых следов рук химическим способом при помощи цианокрилатов. Подобный прибор находится в Иркутском ЭКЦ, и стоит он недёшево. Григорий, когда учился в этом центре, видел, как работает данное устройство и загорелся желанием изготовить его самостоятельно, по книгам, и внедрить методику выявления следов в экспертно-криминалистическое отделение района.

  Григорий, с детства влюблённый в спорт, является постоянным участником спортивных соревнований. На летнем празднике Сур-Харбан играет в футбол и волейбол за Нукутский РОВД. Каждую весну в День Победы он с другими часовыми порядка, стоит в Почётном карауле. Жизнь Григория не обходится и без музыки. Многие в районе и за его пределами знают его как солиста группы «Кодекс». Позапрошлой весной в Санкт-Петербурге группа представляла Иркутскую область на фестивале «Милосердие белых ночей», посвящённом сотрудникам милиции. Поёт и его супруга Эльвира, диспетчер пульта управления отдела вневедомственной охраны. В молодой семье двое ребятишек – дочка и сын.

  По словам нукутского эксперта, он нисколько не жалеет, что когда-то пришёл работать в милицию. Скорее, наоборот, другой судьбы для себя он не представляет.

Екатерина Иванова, газета «Свет Октября», Нукутский район.

Фото из архива РОВД.  


Дата последнего изменения: 09.04.2012 17:43

Новости

Информация

  

Межрайонная ИФНС России №18 по Иркутской области сообщает, что налоговыми органами начиная с января 2021 года на территории Российской Федерации реализуется проект по усилению ...

20 сентября 2021 00:00


Информация для граждан

4 октября 2021 года на территории Российской Федерации спланированы к проведению мероприятия Всероссийского открытого урока по основам безопасности жизнедеятельности (далее – Открытый урок). 
Открытый урок...

15 сентября 2021 00:00


О проведении «горячей линии» по качеству и безопасности мясной и рыбной продукции

С 13 по 24 сентября 2021 года Управлением Роспотребнадзора по Иркутской области и ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Иркутской области» проводится тематическое консультирование граждан по вопросам качества...

14 сентября 2021 00:00


Все новости
00:00